пятница, 7 ноября 2008 г.

К вопросу об этимологии слова "бабки" применительно к деньгам...

Опыт филологическо-бонистического изыскания

Это не сама “бабка”, это ее потомок образца 1961 года

Слово “бабки” применительно к деньгам прочно вошло в русский разговорный язык в 1990–е годы. Каких только теорий не существует относительно происхождения этого слова.

Есть идея, что это слово пришло из бухгалтерского арго. Костяшки на бухгалтерских счетах называются “бабки” от костяных говяжих “бабок”. Вспомните игру в бабки или свайки, где в игре используются именно “бабки”, т.е. кости около копыт.

Кости эти очень плотные, губчатой структуры не имеют, а потому часто использовались и используются для поделок, в том числе и для изготовления костяшек для счетов.

Вот от этих “бабок”, мол, и пошло низовое название денег.

Есть и другие теории разной степени правдоподобности, а иногда и фантастичности.

Вплоть до высказанной вчера такой (автор, впрочем, сразу назвал ее “самопальной”): “"Бабка" - это ступица у колеса в телеге в некоторых русских региональных диалектах. Отсюда, домысливаю я, "бабки" - то, без чего никуда не доедешь и ничего с места не сдвинется.”

А между тем этимология “бабок” очень проста. Это тот случай, когда нужно просто знать. Причем это тот случай, который является ярким примером того, как невозможно реконструировать реалию без ее письменной фиксации. Можно только “родить” более или менее правдоподобные объяснения.

Это типа того как без письменных источников невозможно точно определить национальную принадлежность той или иной археологической культуры. Все эти идеи акад. Б.А. Рыбакова привязать ту же Трипольскую культуру к славянам неумолимо разбиваются об отсутствие каких-либо нарративных источников, превращая все хитроумные построения археолога в гадательные и неопределенные.

Тоже и с этимологией. Часто просто невозможно реконструировать происхождение того или иного слова. Нужно знать, просто знать.

Итак, вернемся к “бабкам”.

Именование денег “бабками” идет от воровского названия конкретной русской дореволюционной банкноты.

В русском быту принято было именовать ассигнации разных номиналов. Вспомним “красненькую” у Н.В. Гоголя в “Мертвых душах”.

“Цветовые” наименования русских бумажных денег изначально было связано с тем, что ассигнации разного достоинства печатались на бумаге разных цветов.

“Красненькая” – это 10 рублей

“Синенькая” – 5 рублей.

Еще у Н.В. Гоголя можно прочитать о “письмах за подписью князя Хованского”.  Подпись сего сиятельства можно видеть на этих ассигнациях.

“Желтенькая” – 25 рублей.

Замечу, что если подпись кн. Хованского была факсимильной, то подпись кассира Ассигнационного банка была настоящей, что и видно по этой купюре, где подпись прошла насквозь.

А вот 50 рублей назывались “уголок”. Почему? Не знаю… Есть одна версия. Купюра была в ходу при “подмазке”. Мол, взяткодатель показывал взяткополучателю уголок купюры, но боюсь, что это “лыгенда”.

Говоря о “цветных” названиях ассигнаций, следует сказать, что эти названия так въелись, что когда в 1830 году банкнота в 10 рублей изменила цвет, ее продолжали именовать “красненькой”

Позже, в 1840 году цвета банкнот вернулись к тому, что было до 1830 года и не менялись вплоть до 1991 года.

Интересующая нас ассигнация, та, что дала низовое, разговорное, наименование деньгам, появилась в 1841 году (высочайший манифест от 18 июля 1841 года).

Это так называемая “беленькая” – 100 рублей.

Более полувека до 1895 года это была самая крупная русская ассигнация.

В 1866 году вышла новая серия русских бумажных денег. Там впервые появились портреты царствующих особ.

На пятирублевке был Дмитрий Донской. На “красненькой” – Михаил Федорович.

На “беленькой” был помещен портрет Екатерины II.

На обороте “беленькая” оказалась отнюдь не “беленькой”, но разноцветной…

С этого времени “беленькую” также именовали “катенькой”.

Купюра оказалась очень удобной, особенно для крупных платежей и, как теперь говорят, межбанковских переводов.

Вообще-то Екатерина II попала на эту ассигнацию случайно. Должен был быть Петр I, но что-то “не срослось”

Петр же Великий разместился на другой “банковской” купюре – 50 рублей, “уголке”.

Однако, 50 рублей с Петром I  выходила только в 1866 году и была постепенно из обращения изъята.

Я специально заостряю внимание на Петре I. Как знать, окажись он на сторублевке, и мы сейчас в быту по другому бы называли деньги.

Так вот. Ассигнации в 100 рублей редко попадали в обычное обращение. Обычный человек – чиновник, штаб- или обер-офицер их всю жизнь в руках мог не держать.

Эта купюра была купюрой крупных взаиморасчетов, а также купюрой накопления. Хранилась он как правило в кубышках, а чаще в сейфах.

Так вот в среде “специалистов по несгораемым шкафам”, у воров-медвежатников, эта ассигнация именовалась вначале “царской бабкой”, а потом, по закону языковой экономии, просто “бабкой”.

Купюра в 100 рублей без изменения дизайна просуществовала до 1895 года.

При этом это было время, когда Екатерина II была единственной монархиней на русских деньгах, что еще более выделяло купюру.

В 1898 году появилась новая, очередная, серия русских денег.

Вновь появились монархи. При этом портреты монархов переместились с оборотной стороны на лицевую.

На 50 рублях, которые за 32 года отсутствия в обращении утратили именование “уголка”, был размещен портрет Николая I.

Особого наименования эта купюра не получила.

Новый дизайн “катеньки” выглядел так:

Самое интересное, что ее упорно продолжали называть “беленькой”.

Появился новый номинал. 500 рублей. Там опять появился Петр I.

Эта ассигнация также не получила никакого особого наименования. Прежде всего потому, что уж очень редко она появлялась в обычном обороте. А вот среди “медвежатников” ее стали именовать “дедушкой”. Тут, думается, сработал закон аналогии. Раз сотка – бабушка, бабка, то 500 рублей, да еще и с Петром Первым – дедушка.

Не думаю, что, попади Петр I, как планировалось изначально, на сторублевку, эту ассигнацию назвали бы “дедушкой”, а мы бы именовали деньги “дедушками”, дедами” или “дедками”. Полагаю, у денег было бы другое расхожее наименование.

Ну, и на последок, то что мы привыкли именовать “катеньками”, появилось только в 1905 году.

“Катенька” серии 1905 года. Кстати, она стала опять “беленькой”, вернее, слегка желтоватой.

Если портрет “бабки” не менялся с 1866 года, то портрет “дедушки” вновь поменялся:

Кстати “дедушка” был долгое время самой защищенной банкнотой в мире. Всего у него было 46 степеней защиты. Самые успешные фальшивомонетчики, смогшие украсть бумагу для пятисотрублевок в Эспедиции заготовления государственных бумаг, обошли только 43 степени защиты.

И еще. К вопросу о русских деньгах. После 1866 года ассигнации имели хождение независимо от года выхода купюры. Никаких “деноминаций” и “обрезок нулей” не было.

Вот такая история про слово “бабки”…

Комментариев нет: