суббота, 18 октября 2008 г.

Кажись, помер Юрий Ирсенович Ким...

Дальневосточные слухи

Во всех посольствах и зарубежных представительствах Северной Кореи отменены командировки в ожидании важного сообщения из Пхеньяна. Об этом сообщает сегодня крупнейшая в Японии газета "Иомиури" со ссылкой на нескольких информированных источников. "В настоящее время персонал дипломатических и иных загранпредставительств КНДР находится фактически под "домашним арестом", отменены все командировки, - уточнили источники. - Данное распоряжение действует уже несколько дней".

Ожидаемое "важное сообщение" из северокорейской столицы, делают вывод эти источники, "может касаться отношений между Севером и Югом или состояния здоровья руководителя КНДР Ким Чен Ира".

Ну, что тут можно сказать?..

Думаю, года через три, а то и раньше, режим “Чучхе” развалится.

Для внешней политики России это положительное явление, ибо единая Корея будет естественным союзником России против Китая и неким медиатором между Россией и Японией.

С другой стороны развал Северной Кореи может привести к тому, что в российский Дальний Восток хлнут толпы голодных северокорейцев, что отрицательно скажется на криминогенной ситуации. К этому нужно готовиться уже сейчас.

А в целом, если это не слухи, а могут оказаться и слухами, новость хорошая.

Л.Н. Толстой в начале XXI века...

Невозможно игнорировать потребности изучения албанского языка...

Медведенки



Эти суммы будут суммироваться в пределах предельных сумм… (об увеличении ежемесячных пособий на ребёнка)
У людей горят глаза, и подключение газа — один из малых праздников, которые мы можем сделать для наших людей, прошу это учитывать
…Мне нравится вот этот вот школьный линукс на основе свободного программного обеспечения прототип… (о внедрении свободного программного обеспечения в образовании)
…В ближайшие годы, в ближайшее время мы подготовим пакет из свободного программного обеспечения, которое будет использоваться с открытым кодом, с тем, чтобы мы не завязывались на какие-то иностранные программы в полном объеме. (на форуме, посвящённом нацпроекту «Образование», 19.11.2007)
Вообще «Медвед» — это популярный Интернет-персонаж, и невозможно игнорировать потребности изучения албанского языка
Коррупция подрывает доверие граждан к интересам власти.
Свобода лучше, чем несвобода
ВТО — это не морковка, а набор довольно сложных обязанностей.

Никас Сафронов - это что-то! Это нечто особенного!

Смотря зомбоящик

(Сей “патрет” “колумнистки” GQ Ксении Соколовой “кисти” “маэстро” Никаса Сафронова обсуждали в програме “Гордонкихот”)

Вот никогда не смотрел “Гордонкихот”. В этот вечер посмотрел. Никас Сафронов впечатлил! Это нечто особенного!

У человека просто нет чувства юмора…

Н. Сафронов о себе (цитата по памяти): “Я нарисовал портрет одному человеку, он поехал в Израиль, сделал там с этого портрета открытки и стал раздавать и давать автографы. Одна девочка его спросила: “Кто автор портрета?” Когда узнала, что Никас Сафронов, обрадовалась: “Это же классик, мы его в школе изучаем!”

Вот так вот! Никас Сафронов – КЛАССИК!

Вот еще одна картинко “классика”:

 

пятница, 17 октября 2008 г.

Правила сервировки в одной картинке

Хозяйке на заметку


Черномырдинки

Книжная полка

Нет! Я определенно влюблен в афоризмы Виктора Степановича Черномырдина! Причем это настолько индивидуальное, только этому человеку присущее явление… Какой слог! На самом деле он гений афоризма, так порой припечатает!

Ведь, это гениально: “Хотели как лучше, а получилось как всегда”. Уже эта максима впечатала, врубила Виктора Степановича в историю русской литературы! И это я говорю всерьез.

А

А вот что касается, доживёт не доживёт — да все мы доживём. Доживём. В какой конфигурации? Должно быть, в хорошей конфигурации. И не надо делать из этого какой-то трагедии. (о выборах 2000 г.)
А кто попытается мешать — о них знаем мы в лицо! Правда там не назовёшь это лицом!
А мы ещё спорим, проверять их на психику или нет. Проверять всех! (о депутатах Госдумы)
А раньше где были? Когда думать было надо, а не резать сплеча семь раз… А сейчас спохватились, забегали. И все сзади оказались. В самом глубоком смысле. А Черномырдин предупреждал.
А Черномырдин предупреждал. И не просто, а непросто… Потому что знал и видел, как в воду. И что? Да ничего. А у нас ведь как?
А эти, которые больше всех, где они? Сказал бы, этими вот, как говорится, руками. И до сих пор, и всегда буду, есть и был… Хотя иной раз бываю. Но сейчас не об этом надо думать. Сейчас надо всем вместе. У нас ведь все общее. И судьба, и труба, и песни. Да, трудно, да, плохо, но мы-то здесь. Потому что это наш дом. И Россия, и Украина, как ни назови. А кто кому должен, тут ещё надо разобраться. Потому что все всем должны. Мы тут с Леонид Данилычем даже считать не начали, а уже сбились. Но мы подсчитаем, и тогда все узнают. И мы в первую очередь. А если кто слишком умный, пусть сам считает, а мы потом проверим. И доложим, куда попало. Теперь что касается спорных вопросов. Вопросы есть, спора нету. То есть спор есть, вопроса нету. Значит, надо решать. И не так, с налёту, а на трезвую голову. Нас ведь тут полтораста миллионов. И вас пятьдесят. И если каждый начнёт, что тогда? Двести… Это ведь учитывать надо. А в Китае вообще полтора миллиарда. Ну и куда их всех? Правильно Тарапунька Пушкину писал: «Як умру, то поховайте на Украйне милой…» А это ещё когда было. И вот с тех самых пор кому-то чешется. Насчёт перспектив хочу сказать. Это на сегодня самое важное. И не важно, Черномырдин или кто… Да кто бы ни был. Потому что, когда мы с Гором комиссию создавали, все были, но не сразу. Комиссия уже потом появилась… В процессе создания. И работа там продолжается до сих пор, но уже с обратной перспективой, на новом качественном уровне. Нужно вперёд смотреть, а не под ногами путаться, людей от дела отрывать. Зачем нам все это? Особенно сегодня, когда во всём мире все уже давно, кроме нас. Только мы да эти… не хочется называть здесь… Да над нами смеются уже все. И правильно, и поделом. Но мы докажем и уже доказали. Потому что можем. Потому что должны. А раз должны, значит, надо. И на этом я бы хотел… И хочу… И буду хотеть!… (после назначения на пост посла РФ в Украину, стенографист Игорь Иртеньев)

Б

Были у нас и бюджеты реальные, но мы все равно их с треском проваливали.
Были, есть и будем. Только этим и занимаемся сейчас. (о том, не собирается ли движение НДР самораспуститься в связи с неутешительными прогнозами на выборах в Госдуму)
Будем отстаивать это, чтобы этого не допустить.

В

В нашей жизни не очень просто определить, где найдешь, а где потеряешь. На каком-то этапе потеряешь, а зато завтра приобретешь, и как следует.
В совете директоров многие участвуют — представители государства, акционеры, так что это орган такой — советывает. (о совете директоров Газпрома)
В харизме надо родиться.
Важнейший итог петровских реформ — создание благоприятных условий для западных деловых людей.
Вас хоть на попа поставь, хоть в другую позицию — все равно толку нет!
Ввяжемся в драку — провалим следующие, да и будущие годы. Кому это нужно? У кого руки чешутся? У кого чешутся — чешите в другом месте.
Вечно у нас в России стоит не то, что нужно.
Вообще, странно это, ну просто странно. Я не могу это ещё раз, я не знаю и не хочу этого. Это не значит, что нельзя никого. Ну, наверное, кого-то, может быть, и нужно, кого-то вводить, кого-то выводить.
Вообще-то успехов немного. Но главное: есть правительство!
Вот Михаил Михайлович — новый министр финансов. Прошу любить и даже очень любить. Михаил Михайлович готов к любви. (о Задорнове)
Вот мы там все это буровим, я извиняюсь за это слово, Марксом придуманное, этим фантазером.
Впервые за многие годы отмечено сокращение сброса поголовья скота.
Вряд ли должность определяет или дает мне какой-то вес. Ну куда же ещё больше нужно человеку, который все уже прошел. Все многое знает об этой жизни. Многое знаю. Может, даже лишнее.
Все говорят, что недовольны итогами приватизации, и я недоволен, и не говорю.
Все его вот высказывания, вот его взбрыкивания там… ещё даже пенсионером меня где-то вот, говорят, меня обозвал. Я не слышал. Но если я пенсионер, то он-то кто? Дед тогда обычный. (о Лужкове)
Всем давать — давалка сломается!
Все нам нужно что-то туда достать, там где-то когда-то устроить кому-то. Почему не себе? Почему не своему поколению?
Все те вопросы, которые были поставлены, мы их все соберем в одно место.
Все это так прямолинейно и перпендикулярно, что мне неприятно.
Вы думаете, что мне далеко просто. Мне далеко не просто!
Вы посмотрите — всё имеем, а жить не можем. Ну не можем жить! Никак всё нас тянет на эксперименты. Всё нам что-то надо туда, достать там, где-то, когда-то, устроить кому-то. Почему не себе?! Почему не своему поколению?! Почему этот, как говорится, зародился тот же коммунизм, бродил по Европе, призрак, вернее. Бродил-бродил, у них нигде не зацепился! А у нас — пожалуйста! И вот — уже сколько лет под экспериментом.
Вы там говорили, а нам здесь икалось, но я и к этому отношусь нормально.
Вы что же, считаете, что я сам себе лиходей здесь или лиходействую в своей стране?
Всю теорию коммунизма придумали двое евреев…. Я Маркса с Энгельсом имел.
В Югославии катастрофа. Катастрофа — это всегда плохо!

Г

Говорил, говорю и буду говорить: не станет Черномырдин, не произойдет этого, как бы некоторые ни надеялись. Потому что, когда такие задачи стоят, когда мы так глубоко оказались, не время сейчас. Меня многие, я знаю, из-за того, что Черномырдин очень многим оказался, как в горле, как говорится. Но я всем хочу сказать, не говоря уж о Борисе Николаевиче, что пусть они не думают, что так легко. Ведь люди видят, кто болеет за судьбу, а кто просто занимается под маркой. Я знаю, кто тут думает, что пробил его наконец. Черномырдин всегда знает, когда кто думает, потому что он прошел все это от слесаря до сих пор. И я делаю это добровольно, раз иначе нельзя, раз такие спекуляции идут, что хотят меня сделать как яблоко преткновения. Это надо внимательно ещё посмотреть, кому это надо, чтобы вокруг Черномырдина создавать атмосферу. Все должны знать: сделанного за годы реформ уже не воротишь вспять!

Д

Да и я вон, в своем седле премьерском — только ветер в ушах.
Да такие люди, да в таком государстве, как Россия, не имеют права плохо жить!
Действуйте, ошибайтесь, а мы поправим, как сказал президент.
Депутаты все высказались, чтобы я шёл — избирался, точнее.

Е

Его реакция, она всегда, увидим, будет этот или не будет. Если не будет — значит, такая реакция. Если будет — то никакая реакция. (о Примакове)
Если бы я всё назвал, чем я располагаю, да вы бы рыдали здесь!
Если делать — так по-большому!
Если не будет продвижения, меня без моего согласия уволят. Не уволят, а выгонят. (о переговорах в Югославии)
Если я еврей — чего я буду стесняться! Я, правда, не еврей.
Естественные монополии — хребет российской экономики, и этот хребет мы будем беречь как зеницу ока.
Есть ещё время сохранить лицо. Потом придётся сохранять другие части тела.

З

Заболел, кашляет ещё раз по-всякому. Но президент есть президент. (о Ельцине)
Зачем нам куда-то вступать? Нам не надо никуда вступать! Мы обычно уж если начнем куда-то вступать, так обязательно куда-нибудь и наступим! Понимаете, Украина ставит этот вектор так перпендикулярно, что никому ничего не понятно. (о вступлении Украины в НАТО)
Здесь вам не тут!
Зюганов, выступая где-то в воскресенье на каком-то собрании или совещании, он же допустил недопустимое.

И

И знаю опять, как можно. А зачастую, и как нужно.
И кто бы нас сегодня ни провоцировал, кто бы нам ни подкидывал какие-то там Ираны, Ираки и ещё многое что — не будет никаких. Никаких не будет даже поползновений. Наоборот, вся работа будет строиться для того, чтобы уничтожить то, что накопили за многие годы.
И не надо: Черномырдин то, Черномырдин сё. Черномырдин никогда и нигде, а всегда и везде… И всем. И когда надо было, пять лет бессменно, между прочим, а не то что те.
И с кого спросить, я вас спрашиваю? Эти там, те тут, а тех до сих пор никто ни разу…
И хорошо, что есть… А то взяли моду, кому не лень, и каждый ещё и больше норовит…
Изменений, чтобы дух захватывало, не будет. Иначе, чтобы кому-то что-то делать, нужно будет у другого взять или отобрать.

К

К сожалению, мертвыми душами выглядят некоторые наши коллективные члены.
Как кто-то сказал, аппетит приходит во время беды.
Какую бы общественную организацию мы ни создавали — получается КПСС.
Клинтона целый год долбали за его Монику. У нас таких через одного. Мы ещё им поаплодируем. Но другое дело — Конституция. Написано: нельзя к Монике ходить — не ходи! А пошел — отвечай. Если не умеешь… И мы доживем! Я имею в виду Конституцию!
Когда замминистра вдруг ни с того ни с сего делает заявление, что вот должны 200 тысяч учителей, врачей сократить. Или у него с головой что-то случилось?.. Вот что может произойти, если кто-то начнет размышлять. Другого слова не хочу произносить.
Когда моя… наша страна в таком состоянии, я буду все делать, я буду все говорить! Когда я знаю, что это поможет, я не буду держать за спиной!
Когда трудно, мы всегда протянем… То что надо. (о «руке помощи» Украине)
Кого на следующих выборах изберут, мы будем с тем и работать. А кто там нам по сердцу, кто там ниже сердца - это уже другой разговор.
Корячимся, как негры. (о планах работы правительства в сентябре 1998 г.)
Кто говорит, что правительство сидит на мешке с деньгами? Мы мужики и знаем, на чем сидим.
Кто мне чего подскажет, тому и сделаю.
Курс у нас один — правильный.

Л

Локомотив экономического роста — это как слон в известном месте…
Любимый отдых — охота. Всегда есть возможность походить, погулять, затаиться, ждать.

М

Миссия МВФ уехала, и все сразу в панику — почему, за что? На кого обиделись? Слушайте, они всегда уезжают, и приезжают. Но когда ведется такая работа в жестком режиме — они не уедут! Не уедут. Или уедут, а на следующий приедут. Или прилетят, будем так говорить. Это очень важный момент. Ну, это мое мнение. Я так считаю. Думаю, здесь надо. Один плюс-минус роли не играет. Абсолютно никакой. Только в положительном плане.
Мне как-то самому неудобно говорить, чем я стал новее. Увидите еще, подождите, дайте разогреться.
Много денег у народа в чулках или носках. Я не знаю, где — зависит от количества.
Может сбыться. Сбудется, если не будем ничего предпринимать.
Моя жизнь прошла в атмосфере нефти и газа.
Мы будем проводить иностранную политику иностранными руками
Мы будем уничтожать наше ядерное оружие вместе с Америкой.
Мы всегда можем уметь.
Мы выполнили все пункты: от А до Б.
Мы до сих пор пытаемся доить тех, кто и так лежит.
Мы надеемся, что у нас не будет запоров на границе.
Мы помним, когда масло было вредно. Только сказали — масла не стало. Потом на яйца нажали так, что их тоже не стало.
Мы продолжаем то, что мы уже много наделали.
Мы с Вами ещё так будем жить, что наши дети и внуки нам завидовать станут!
Мы сегодня как раз переживаем тот период, когда начинают, как говорится, ссылки делать. Когда говорят, там, жиды, бей жидов.
Мы сегодня на таком этапе экономических реформ, что их не очень видно.
Мы хотели как лучше, а получилось как всегда. (6.08.1993, на пресс-конференции по поводу денежной реформы июля-августа 1993)
Мы хотим идти вперед, но нам все время кое-что мешает.
Мы! Пойти на какие-то там хотелки, я извиняюсь… Нечего устраивать здесь хочу — не хочу.

Н

На любом языке я умею говорить со всеми, но этим инструментом я стараюсь не пользоваться.
На ноги встанем — на другое ляжем
Надеюсь и дальше укрепить надежную двустороннюю связь, которую давно кое-кому пора наладить, а не так чтобы…
Надо всем лечь на это и получить то, что мы должны иметь.
Надо делать то, что нужно нашим людям, а не то, чем мы здесь занимаемся.
Надо же думать, что понимать.
Надо контролировать, кому давать, а кому не давать. Почему мы вдруг решили, что каждый может иметь?
Нам в жизни повезло, что это, по сути дела, историческое время выпало на нашу долю. Радуйтесь!
Нам нет необходимости наступать на те же грабли, что уже были.
Нам никто не мешает перевыполнять наши законы
Народ пожил — и будет!
Наш президент — он уже, по-моему, лет пять или десять денег в глаза не видел. Он даже не знает, какие у нас деньги.
Наша непосредственная задача сегодня — определиться, где мы сегодня вместе с вами находимся.
Не все то, что я сказал, всем это, все могут об этом говорить. Даже об этом люди и то не все говорят. Не дошел я ещё до главного.
Не надо умалять свою роль и свою значимость. Это не значит, что нужно раздуваться здесь и, как говорят, тут махать, размахивать кое-чем.
Не только противодействовать, а будем отстаивать это, чтобы этого не допустить.
Некоторые принципы, которые раньше были принципиальны, на самом деле были непринципиальны.
Нельзя думать и не надо даже думать о том, что настанет время, когда будет легче.
Ни одна страна, кстати, в расплывчатом состоянии не встала с колен. Проводя расплывчатую политику. Я как раз за революционный здесь подход.
Никак ещё не могу это для себя понять. Где я? Куда я попал? (Свежеиспеченный депутат Черномырдин на встрече с журналистами в Госдуме 18.01.2000)
Никакой войны не было. Были одни вопросы.
Но если говорить о сегодняшнем заседании, то я дал бы конечно, удовлетворительную оценку. Я других оценок вообще не знаю.
Но мы подсчитаем, и тогда все узнают. И мы в первую очередь. А если кто слишком умный, пусть сам считает, а мы потом проверим. И доложим, куда попало.
Но пенсионную реформу делать будем. Там есть где разгуляться.
Но я не хочу здесь все так, наскоком: сегодня с одним обнялся, завтра с другим, потом опять — и пошло-поехало. Да, так и до панели недалеко…
Ну столько грязи, столько выдумки, столько извращений отдельных политиков! Это не политики, это… Не хочется мне называть, а то сейчас зарыдают сразу.
Ну что нам с ним объединять? У него кепка, а я вообще ничего не ношу пока. (о Лужкове)
Ну, кто меня может заменить? Убью сразу… Извините.
Ну, не дай бог нам ещё кого-то. Хватит. От этих тошнит от всех. Наших людей, я так понимаю. И вас тоже, наверное. Я же вижу по глазам, вас же тошнит.

О

Обвиняют в чем? В коррупции? Кого? Меня? Кто? США? Чего они там вдруг проснулись?
Отродясь такого не видали, и вот опять!

П

Переживём трудности. Мы не такие в России, россияне, чтобы не пережить. И знаем, что и как надо делать.
Позиция меняется у таких людей, значит, оттого, кто где находится и кто чего какой пост занимает.
Посты вице-премьерские в такое время, как наше, — это все равно, что столб, на котором написано: * Влезешь — убьет!
Правильно или неправильно — это вопрос философский.
Правительство — это не тот орган, где, как многие думают, можно только языком.
Правительство — это такой сложный организм, если его постоянно менять, тасовать — только худший будет результат. Я это знаю, это была моя работа.
Правительство обвиняют в монетаризме. Признаю — грешны, занимаемся. Но плохо.
Правительство поддерживать надо, а мы его по рукам, по рукам, все по рукам. Ещё норовим не только по рукам, но ещё куда-то. Как говорил Чехов.
Представлять Анатолия Борисовича нет необходимости. Все его знают, кто не знает — узнает. (о Чубайсе)
Президент показал и ещё покажет.
Произносить слова мы научились. Теперь бы научиться считать деньги.
Пусть это будет естественный отбор, но ускоренно и заботливо направляемый. (об увольнениях членов правительства)

Р

Работающий президент и работающее правительство — так это ж песня может получиться.
Рельсы мы за шесть лет проложили, теперь дело за локомотивом. И чтобы рулевой был… с головой. Чтобы не вагоны им двигали, а он их тащил.
Реформы в России — это не автомобиль. Захотел — остановился, захотел — вновь сел и поехал! Так не бывает!
Россия со временем должна стать еврочленом.
Россия — страна сезонная. (о посевной кампании)
Россия — это континент, и нам нельзя тут нас упрекать в чем-то. А то нас одни отлучают от Европы, вот, и Европа объединяется и ведет там какие-то разговоры. Российско-европейская часть — она больше всей Европы вместе взятая в разы! Чего это нас отлучают?! Европа — это наш дом, между прочим, а не тех, кто это пытается все это создать и нагнетает. Бесполезно это.
Рубль при мне обвалился? Вы что, ребята? Когда ж вы это успели всё? Наделали, значит, тут кто-то чего-то, теперь я и рубль ещё обвалил! (о кризисе 1998 г.)

С

С налоговым сюрреализмом надо кончать.
Сегодня мировая система финансовая понимает, что происходит в России, и не очень хочет, чтобы здесь было… ну, я не хочу это слово употреблять, которым я обычно пользуюсь.
Сегодня ничего, завтра ничего, а потом спохватились — и вчера, оказывается, ничего.
Сегодня оказался там, завтра окажется ещё в одном месте…
Сейчас историки пытаются преподнести, что в тысяча пятьсот каком-то году что-то там было. Да не было ничего! Все это происки!
Сейчас там что-то много стало таких желающих все что-то возбуждать. Все у них возбуждается там. Вдруг тоже проснулись. Возбудились. Пусть возбуждаются.
Секс — это тоже форма движения.
Сказано — сделано. Не понял — переспроси. Не понял с первого раза — переспроси ещё раз. Но выполняй. Не можешь — доложи, почему не выполняешь, по какой причине. Другого от вас ничего не требуется.
Слышите, что ждут от нас? С-300. Это мы знаем, что это такое. Это не дай бог. Сегодня С-300. А завтра давай другое. А послезавтра третье. Вот это что такое. (о балканском конфликте)
Страна не знает, что ест правительство.
Страна у нас — хватит ей вприпрыжку заниматься прыганьем.

Т

То, что там заявляют вот те, кого вы называете, я их даже не хочу называть этим словом, — их не должно быть там.
Трагедия на Балканах. И поехать, увидеть и сразу получить по заслугам — я далек от этого. Просто далек.

У

У меня к русскому языку вопросов нет.
У меня приблизительно два сына.
У нас ведь беда не в том, чтобы объединиться, а в том, кто главный.
У нас ещё есть люди, которые очень плохо живут. Мы это видим, ездим, слышим, читаем.
У нас какой-то, где-то мы чего-то там, сзади все чего-то побаиваемся.
 — Успеваете ли вы заметить красивых женщин?
— Успеваю. Но только заметить. Ничего больше. О чем горько сожалею.
Умный нашелся! Войну ему объявить! Лаптями! Его! Тоже! И это! Сразу как это всё! А что он знает вообще! И кто он такой! Ещё куда-то и лезет, я извиняюсь. (о предложении Зюганова объявить войну НАТО)
Учителя и врачи хотят есть практически каждый день!

Х

Хотели как лучше, а получилось как всегда (из выступления в Госдуме о политике)
Хочу глубоко поблагодарить за выраженное доверие по поводу назначить меня послом на нашего соседского брата Республики Украины.
Хуже водки, лучше нет! (авторство сомнительно)

Ц

Цены нужно поднимать, вы видите как: стоит Чубайсу только рот открыть, ему тут же сразу насуют, будьте любезны

Ч

Чем мы провинились перед Богом, Аллахом и другими?
Черномырдину пришить ничего невозможно.
Что говорить о Черномырдине и обо мне?
Что я буду втемную лезть. Я ещё от светлого не отошел.

Э

Эти выборы обернулись для нас тяжелым испытанием. Это никогда больше не должно повториться.
Эти там, те тут, а тех до сих пор никто ни разу… А они, вот они где уже у меня. А народ, он ведь все чувствует. И украинский, может, ещё лучше других.
Это не тот орган, который готов к любви.
Это отрезвило кое-кого, в том числе и там, кого и напугало, далеко не просто.
Этот вопрос ни один Черномырдин сам с собой не обсуждал, у меня и прав таких не было.
Этот призрак… бродит где-то там, в Европе, а у нас почему-то останавливается. Хватит нам бродячих.

Я

Я бы не стал увязывать эти вопросы так перпендикулярно. (о влиянии бизнеса на политику)
Я бы не хотел сейчас говорить о причинах, что произошло именно вот в это время. Я не любитель, никогда этим не занимался, это пусть кто-то другой.
Я бы не хотел, чтобы я тут кого-то сегодня охаивал там или там не признавал. Это уже дело председателя правительства.
Я говорю это как человек, которому и просто, и который знаю и не очень понимаю, я это не только и, это не позволительно и части любого человека, так, или группы. (об обвинениях Явлинским правительства в коррупции)
Я господина Буша-младшего лично не знаю, но вот с отцом его, господином Бушем-старшим я знаком и жену его, господину Буш тоже знаю.
Я готов и буду объединяться. И со всеми. Нельзя, извините за выражение, все время врастопырку.
Я готов пригласить в состав кабинета всех-всех — и белых, и красных, и пёстрых. Лишь бы у них были идеи. Но они на это только показывают язык и ещё кое-что.
Я далек от того, что сегодня нет замечаний, что сегодня нет проблем. Я, может быть, их бы больше сегодня сказал. Я ещё раз просто одно: давайте говорить на нормальном языке!
Я на Зюганова не могу обижаться. И не обижаюсь. У нас ведь на таких людей не обижаются.
Я не дипломат. И не собираюсь быть дипломатом. И то, что мы достигли договоренности — абсолютно недипломатическим путем. Абсолютно. (о балканском конфликте)
Я не думаю, что губернатор должен именно работать так, чтобы вредить
Я не из тех людей, чтобы доводить до мордобоя, я извиняюсь за это слово. И мордобой-то опять не они же бы, не их же! Если бы их там навесить — это бы с удовольствием! А то мордобой-то, в мордобое люди же бы участвовали: народ как всегда.
Я не могу это ещё раз, я не знаю и не хочу этого.
Я не сторонник сегодня влезать с распростертыми объятиями.
Я не тот человек, который живет удовлетворениями.
Я ничего говорить не буду, а то опять чего-нибудь скажу.
Я проще хочу сказать, чтобы всем было проще и понять, что мы ведь ничего нового не изобретаем. Мы свою страну формулируем.
Я с молодых лет… всегда работал первым лицом.
Я смогу работать с Селезневым, но с членами отдельными… я их в упор не вижу за их действия.
Я тоже несу большую нагрузку. И у меня тоже голос сел. А я ведь даже вчера не пил. И другого ничего не делал. Я бы это с удовольствием сделал.
Я, например, не почувствовал, что к нам какая-то вот есть… вроде бы нас оставить один на один, что бы у нас было… что бы они хотели, чтобы у нас было плохо. Они переживают, они волнуются. (о миссии МВФ)

О Черномырдине в третьем лице

Он, когда не понимает, что говорит, то говорит правду. Он недавно доказал это, сказав: «Раньше полстраны работало, а пол не работало, а теперь ммммммм… всё наоборот».

Страна гейзеров по уши в долгах.

Околоэкономическая реплика

РИА Новости вчера сообщило: “Россия и Исландия завершили первый раунд переговоров по кредиту Рейкьявику, Минфин РФ направит соответствующие предложения в российское правительство, сообщила в среду пресс-служба министерства.
"Стороны обменялись информацией о текущей ситуации на финансовых рынках, в том числе, в Исландии. Достигнута договоренность о продолжении диалога", - говорится в сообщении.”

Лично я безмерно рад. Но что-то меня смущает…

Население Исландии 316 тыс человек. ВВП – около 12 млрд. долл. А вот внешний долг – по разным оценуам от 60 до 76 млрд. долл..

Это чтож это получается? Каждый, подчеркиваю, каждый житель, включая младенцев и глубоких стариков и старух должен миру до 240 тыс. долл.

И им еще на бедность 4 млрд. долл. подкинут?

Вот не люблю я Е.Т. Гайдара, а тут полностью согласен с его словами: “Я очень хорошо отношусь к Исландии, но в условиях сегодняшнего беспорядка на финансовых рынках это решение мне кажется странным. У нас много своих проблем.”

четверг, 16 октября 2008 г.

14 млн тонн угля лежат на складах

Вести угледобычи

Кое-кто может ее назвать новостью в стиле агентства “Одна баба сказала”… Тем не менее, полагаю, что внимания она заслуживает, поскольку касается важных экономических процессов, происходящих в стране.

Итак, сегодня встречался с одним приятелем, который завязан на угольный терминал в Усть-Луге. По своим угольным делам он ездил на неделю в Кемеровскую область. Так вот, по его словам, на середину прошлой недели в Кемеровской области складировано и неотгружено поставщикам около 14 млн тонн угля. Для справки замечу, что это почти месячная добыча угля в Кемеровской области. Т.е. около 10% добытого угля пока не нашло потребителя…

Выводы делайте сами.

Просьба не лазать...

Фотофакт


среда, 15 октября 2008 г.

Удачный пример монетизации ЖЖ

Блогеру на заметку



Бродя по бескрайним просторам ЖЖ, зашел сегодня в дневник горячо мною любимого Самсона Шоладеми. Зашел и был щедро вознагражден за свое любопытство, ибо узрел пример чрезвычайно удачной монетизации ЖЖ.


Какой стиль, какой слог! И даже не поймешь, что глубокоуважаемый Самсон думает о П. Авене и З. Прилепине! Я в восхищении! О сем я не приминул известить глубокоуважаемого мною и высокоценимого блогера (http://sholademi.livejournal.com/985291.html?thread=19280075#t19280075 http://sholademi.livejournal.com/985291.html?thread=19282123#t19282123http://sholademi.livejournal.com/985291.html?thread=19285451#t19285451)


Смею заметить, что не один я в восхищении от креатива г-на Шолодеми. Не обошел этого свои проницательным взором и политический аналитик Максим Жаров (plutovstvo007), который написал в своем ЖЖ буквально следующее: Присоединяюсь к вопросу 


Господа, а почем все сегодня пиарят Петра Авена? Дороже, чем вчера "АдмиралЪа" или в одну цену?

Читать про Прилепина не буду, так как все о нем знаю. 

ЗЫ. А вот, кстати, никто не обратил внимание на то, что после "Школы злословия" с С.Шаргуновым по блогам распространился ряд постов, аналогичных пиару Авена/Прилепина?


Какой монетизированный г-н Самсон Шоладеми! Я рад за него! Я в восхищении!

Почитал и обалдел!

Реплика



Почитал вот это: http://www.predupredi.ru/news/detail.php?ID=1978&width=1600


В шоке! Я уж не знаю, может, это сайт такой для шибко “простых”, но стиль подачи некоторых советов уж настолько простецкий…


Если Вас угораздило доверить свои деньги банку, обещающему вкладчикам 14-15% и кофеварку, - бегите забирать их немедленно.” Прям-таки пожар на кухне! 14–15% еще недавно был нормальный процент, равный нулю, применительно к инфляции. Кофеварка – это как раз тот самый “приварок”.


Недвижимость будет дешеветь. В Москве медленно, в Питере быстрее, в регионах – еще быстрее, поэтому продавайте сейчас или готовьтесь ждать минимум 3 года с непонятным финансовым результатом.” Ужос! В Питере даже гендиректора крупных строительных фирм не знают, куда пойдет рынок, а доктор Делягин знает все! В Питере валится и серьезно одна строй фирма, которая весь город заполонила щитами о 15–типроцентной скидке на СТРОЯЩЕЕСЯ жилье. Ну, так ей еще в июне кое-кем был пистон вставлен. Ей деньги нужны.


Как бы Вам ни было тяжело, на работе демонстрируйте хорошее настроение, юмор, спокойствие; такие люди – редкость в кризисе, они несут тепло и оптимизм, в которых нуждается в том числе и начальство, и это будет Вашим серьезным конкурентным преимуществом.” Весма дельное замечание. В стиле Бершидского!


А вот это перл всех времен и народов: “Купите, а лучше найдите в Интернете «кулинарную книгу экономной хозяйки» (написала какая-то полька во время кризиса у них; нашей семье очень здорово помогла в 1998 году, и это не реклама).


Браво! Бис!


 

Куда все катится?

Экономический размышлизм

Пока во всем мире кризис находится в острой стадии. Рынки то падают без видимых стороннему наблюдателю причин, то подскакивают. В этой лихорадке по началу и не поймешь что к чему. По крайней мере две-три недели в нашей стране предприниматели “сидели на попе ровно”, присматриваясь, что из этого выйдет.

“Сидеть на попе ровно” продолжают, поскольку не ясно пока, как из всего этого дела выбираться. Но хоть какая-то определенность появилась в отношении того, чего ждать.

Сразу скажу, что я ПРИНЦИПИАЛЬНО не называю имен как физических, так и юридических лиц. Не упоминаю потому, что не хочу иметь проблем с судами. Я не газета “КоммерсантЪ”. Мне судиться несподручно. Посему всякие упреки в “анонимности” буду считать отъявленной и злонамеренной демагогией. В конце концов, всякий может полазать по соответствующим сайтам, почитать нужные журналы, мнения экспертов, наконец, просто оглянуться вокруг и посмотреть, что происходит на работе, побеседовать с друзьями и знакомыми, ведущими экономическую деятельность.

I. Банки.

Постепенно месяца через три-четыре выявится пул неустойчивых банков, которые начнут падать один за другим. Причем это будут достаточно крупные банки, ориентированные отнюдь не на выдачу потребительских кредитов. Этот кризис произойдет где-то в феврале – начале марта.

Начнутся проблемы с прохождением платежей. Собственно некоторые банки уже сейчас начали задерживать платежи на два-три дня. Причем некоторые “спецы банковского бизнеса” отказывают в проведении платежей под надуманными предлогами. Так одному моему приятелю не проплатили платежку потому, что в дате платежки после “г.”, обозначающей “год”, не стояла точка. Сейчас приятель озабочен переводом счетов своих ООО из этого банка в другой. Вчера он провел в этом “устойчивом” банке полдня…

II. Рынок труда.

Без сокращений не обойдется. При этом будут сокращать “офисный планктон”. Причем сокращать будут так: согласен на сокращение зарплаты на 40–20 %, останешься, нет – иди гуляй.

При этом сокращения почти не затронут инженерный персонал, в т.ч. проектировщиков. Зарплаты и у них могут припасть, но незначительно.

В каких сферах экономики будут сокращение?

Банки и финансы, ритейл как продуктовый, так и бытовой техники и электроники, недвижимость, туризм, автопродажи.

III. Ритейл продуктовый (сетевой).

Ну, это вообще пестня. Люди, которые почти весь бизнес ведут на заемные средства. Причем это не только кредиты деньгам, это еще и товарные кредиты, поскольку у некоторых “спецов” отсрочка платежа поставщикам доходит до трех-четырех месяцев. Плюс еще большинство сетей навыпускали облигации… Но самое смешное, что они придумали еще такой способ “зарабатывания” денег как “выкладка”.

Думаю, многие кредиторы и поставщики потребуют возврат средств. Что касается держателей облигаций, им можно только посочувствовать.

Впрочем, какие-то из сетей выживут. Те, где руководство более вменяемо.

Разумеется, в этой сфере будет одна из основных волн сокращений кадров.

Что еще про продуктовый ритейл можно сказать? Сократиться ассортимент. Это неизбежно.

И еще. Вследствие снижения доходов вырастет доля в потреблении хлебо-булочных изделий и куриного мяса и сократится доля свинины и говядины и деликатесов. Виски повсеместно будет замещено коньяками российского производства и производства стран СНГ (Украина, Молдавия, Армения).

Вообще цены на продукты немного припадут. Особенно на мясо и на производные из него продукты.

Однако целый ряд продуктов повседневного употребления немного в цене могут и возрасти. Среди них: хлебо-булочные изделия, молоко, вообще простые продукты с небольшим сроком хранения.

IV. Ритейл товаров народного потребления, в т.ч. компьютерный.

Эта сфера припадет в объемах безусловно. Вообще товары длительного пользования будут пользоваться меньшим спросом. Приобретение нового холодильника или телевизора люди будут откладывать “на потом”.

Компьютерный ритейл припадет, но у него есть особенность. Цены в компьютерной рознице, по крайней мере, в Питере и Москве мало отличаются от оптовых, посему падение в компьютерном ритейле будет не таким значительным, как у ритейла бытовой техники.

Говоря вообще о ритейле (продуктовом и ТНП), следует отметить, что эта сфера характеризуется высокой текучкой кадров и наплевательским отношением к своим сотрудникам в торговых залах. Впрочем, знаю одну сеть, где люди держаться за место.

V. Ритейл автомобильный.

Упадет число как продаваемых автомобилей, так и цены на целый ряд марок. Причем ассортиментный ряд марок автомобилей сократится.

Особенно сильно цены упадут на дорогие автомобили. Автомобиль, который простоял в салоне более месяца – убыток автодилеру.

Цены на “престижные” марки автомобилей (“Мерседес, Ауди, БМВ, “крутые” внедорожники) могут упасть на 10–15%. После этого произойдет вымывание определенных моделей. Их просто перестанут продавать или будут продавать на заказ с частичной предоплатой (от этого ушли где-то в 2005 году).

Припадут цены и на менее “крутые тачки”. Типа Тойота Корола, Ниссан Теана, непоступившую еще на российский рынок Опель Инсигниа.

Тут на иномарки начнет постепенно давить Волга Siber. Если качество сборки окажеться хорошим, то этот слегка перелицованный Сейбр начнет пользоваться повышенным спросом. Своеборазный “наш ответ Чемберлену”.

Цены на ходовые автомобили (Форд Фокус, Лада,  Рено Логан), если и припадут, то в пределах статистической погрешности. Просто на эти автомобили цена итак не сильно высока. Дилер берет валом продаж. Вот вал продаж точно упадет процентов на десять-пятнадцать.

Дилеры ответят на это сокращением персонала и сокращением зарплаты работникам.

И еще. Исчезнет, или по крайней мере сократится навяливание покупателям дорогих кмплектаций, в том числе с помощью организации липовой двух– трехмесячной очереди на дешевые комплектации. Сократится и стремление навялить “опции” в виде комплекта ковриков по 100 евро и хреново поставленных сигнализаций за 500 евро.

VI. Реальное производство.

В целом не упадет, а вырастет. Хотя в отдельных отраслях может наблюдаться замедление роста и даже спад. Единственная отрасль, которая может пострадать – угледобыча. Но и это под очень большим вопросом.

Вырастет производство продуктов западных брендов (LG, Thomson и т.п.), собираемых  России.

Вырастет число, собираемых в России автомобилей.

Вполне возможен запуск полномасштабного производства Maxus в России.

Т.е. реальный сектор потерь почти не понесет.

VII. Недвижимость.

Говоря о недвижимости, следует четко отделять Москву и Питер от остальной страны. Москву – поскольку это очень специфический локальный рынок. Питер – поскольку это рынок, в котором шли в принципе аналогичные процессы, что и в провинции, но значительно более интенсивные из-за наличия большего числа денег.

Не знаю, как в Москве, но про перспективы цен на жилую недвжимость в Питере не знают даже многие гендиректора крупных строительных фирм. Не далее как в вчера, в понедельник общался с гендиректором одной крупной питерской строительной фирмы.

Он прямо говорит – не знаю, куда пойдет рынок. Может и в плюс пойти и в минус.

Я его спросил:

– А какже весь город рекламными щитами одной стройфирмы обвешан: “Скидки на жилье 15%”?

– Так это на СТРОЯЩЕЕСЯ жилье! Не на готовое. Просто этой фирме еще с июля, до всех этих дел с банками срочно потребовались деньги. Они очень хорошо с одним проектом оскандалились. Не факт, что покупатели таких “квартир” вообще увидят свои дома достроенными, или от них не потребуют внести еще процентов тридцать-сорок доплаты от базовой цены квартиры (цены без скидки) при окончании строительства.

Среди покупателей питерского готового жилья, именно готового, а не строящегося, достаточно высока доля инвесторов, т.е. людей, рассматривающих жилую недвижимость не как “машину для жилья”, а как объект вложения свободных средств. Нужно отметить, что эти инвесторы выкупают в основном самые ходовые квартиры – одно– и двухкомнатные.

После череды банковских нестроений, думается, доля инвестиционного жилья в Питере и провинции только возрастет. Доля ипотечного жилья в Питере была незначительной. Фактически ипотека сколь-нибудь заметно стала работать в Питере и, следовательно, оказывать влияние на рынок только с ноября прошлого года…

В Москве, насколько я знаю, доля инвестиционного жилья упала еще в прошлом году ниже 10 %, поэтому уже не оказывает того влияния на рынок, как еще пару-тройку лет назад. Но ислючать того, что инвестиционная привлекательность жилья вновь вырастет нельзя.

Если говорить шире про экономику, то цены на неинвестиционные товары для населения в той или иной степени упадут. Где-то произойдет небольшое импортозамещение.

Сокращение числа рабочих мест затронет в основном сферы, обслуживающие экономику. Произойдет вымывание с рынка “очень умных”, тех, например, кто берет деньги за “выкладку товаров”, кто фактически организует липовые очереди на автомобили.

В целом выиграет провинция. Припадет Москва, отчасти Питер. Питер куда меньше.

И еще. Кризис 1998 года не породил того, что кризис обычно пораждает в любой другой стране – список лиц с “испорченным резюме”. Речь идет прежде всего о менеджерах высшего звена. 1998 год такого списка России не дал. Этот кризис даст.

Первые записи в этом кондуите уже сделаны. Так руководство одной финансовой группы, купленной недавно РЖД за 100 рублей в этот список уже попало.

И последнее. Сколько продлится кризис? Собственно кризиса как такового и не будет. Будет значительное, где-то до 3,5–4 % снижение темпов роста ВВП. Будут кризисные явления. Эти явления, думается, будут смикшированы к началу зимы следующего года, а с весны 2010 года экономика России вполне может вернуться к росту в 6–7 %.

Но тут еще многое зависит и от политической воли, людей “на верху”.

Примерно так.

вторник, 14 октября 2008 г.

Привет твоим глистам!

Дурь человеческая


10-я Международная агропромышленная выставка-ярмарка «Золотая осень»

Фотофакты о том как нельзя продвигать свой продукт


13 октября на ВВЦ открылась 10-я Международная агропромышленная выставка-ярмарка «Золотая осень».


Ну, как же без “народных” плясунов… Как заливаетЦо-то!



О, вымена, о, времена!



Хошь хрюшку?



Кому выпить?



А вот и закусить!



Мне вот что интересно – затраты на такую выставку со стороны участников немаленькие, но на хрена все это делать в стиле сталинского ВДНХ?


Я понимаю, что коров, может, племенных привезли, но нахрена целое стадо везти. Это вам не Голландия, где на дорогу час-два уйдет. Там можно и шоу-шабаш забабахать. Но, ведь, там только на день-два привозят. Покажут на аукционном предпоказе, проведут на самом аукционе. И потом, там телок возят, которых доить не надо, и бычков, еще в силу не вошедших. А тут приперли бедных коров-рекордисток. Нафига? Их же доить-кормить надо! Зачем тогда везли? Покупателю племенных коров нужны телки и справка о надоях от матери-производитльницы. Покупателю молока – молочным заводам – показатели жирности молока и сколько хозяйство стабильно может поставлять переработчику. Ни тому, ни другому не нужно лицезрение вымян, а равно вываливающихся из кормы рекордисток неких конкреций! Только одно объяснение – похвастаться.


Ну, а уж песни-пляски вообще никому не нужны.


Помню, как-то посетил “Зеленую неделю” в Берлине. Так вот наши там тоже всех этих ряженых выкатывали. И что? Ну, берлинцы слушали-глазели на этот варварский пир псевдонародного русского духа. А люди, которые принимают решения смотрели на этот балаган, пожимали плечами, корчили брезгливую гримасу и уходили. Потом стало интересно какой эффект у того песенного разгула был… Сумма заключенных контрактов не покрыла и четверти потраченных российской стороной денег…

Какой матерый человечище!

Фотофакты из жизни Дмитрия Быкова



понедельник, 13 октября 2008 г.

С вещами на вылет...

Новости ипотеки

На этой неделе Росевробанк инициировал рассылку и обзвон клиентов из числа физлиц с просьбой досрочно погасить часть задолженности по кредитным договорам.

Об этом "Коммерсанту" рассказали несколько клиентов банка, предоставив в редакцию письмо Росевробанка к заемщикам. "Учитывая сложившуюся экономическую ситуацию, а также негативную тенденцию на рынке недвижимости, предупреждаем вас о возможности снижения стоимости обеспечения, предоставленного вами по кредитному договору,— говорится в письме Росевробанка.— При дальнейшем сохранении негативной тенденции может сложиться ситуация, при которой стоимость принятого в залог имущества не сможет обеспечить в полной мере исполнение ваших обязательств по кредитному договору". В связи с этим Росевробанк предлагает своим клиентам изыскать возможность досрочно погасить задолженность в размере 30% и не позднее 15 ноября 2008 года.
В самом Росевробанке "Коммерсанту" подтвердили, что разослали клиентам письма соответствующего содержания. "Мы не хотели бы применять жесткие меры к заемщикам, когда стоимость залога по их кредитам упадет: тогда в соответствии условиями ипотечных договоров мы вынуждены будем применять более жесткие меры,— пояснил вчера первый зампред Росевробанка Дмитрий Суздальцев.— Например, потребовать единовременного досрочного возврата кредита и начисленных процентов, а при неисполнении этого требования — обратить взыскание на предмет залога".
Требование о досрочном погашении ипотечного кредита предусмотрено в большинстве кредитных договоров: банк вправе попросить заемщика о погашении задолженности раньше срока в случае наступления форс-мажорных обстоятельств. Среди них, помимо снижения стоимости залога, изменение финансового состояния клиентов. "Если речь идет о снижении стоимости залога, то банк, прежде чем потребовать досрочного погашения кредита, должен произвести новую, официальную оценку недвижимости, которая должна показать, что реальная стоимость жилья стала ниже, чем при выдаче кредита",— поясняет адвокат Евгений Ращевский. После этого банк, руководствуясь актом оценки, вправе требовать от заемщика погасить кредит. При этом юристы обращают внимание, что Росевробанк пока не требует от заемщиков расплатиться по долгам, а просит. "Но даже если сейчас клиент изыщет возможность досрочно вернуть часть долга банку, в дальнейшем он не застрахован от аналогичных просьб банкиров",— резюмирует Евгений Ращевский.

С днем рождения, госпожа баронеса!

Фотофакты из жизни леди Маргарет Тэтчер (род. 13 окт. 1925)

Дом, где родилась Маргарет Тетчер

Первые месяцы замужества

1959 год. Маргарет Тетчер впервые входит в Палату общин как депутат

1979 год. Первое интервью премьер-министра

1980–е

Парадный портрет баронесы

В Палате лордов

2007 год

 

ЕС намерен возобновить переговоры с Россией

Из европ пишут

Государства Евросоюза на этой неделе подумают о возможности возобновления переговоров о стратегическом партнерстве с РФ после того, как Москва вывела свои войска из двух буферных зон вокруг Южной Осетии и Абхазии.

Председательствующая в Евросоюзе Франция при поддержке Германии настаивает на скорейшем возобновлении переговоров, которые были приостановлены после российского вторжения в Грузию в августе этого года. Но Великобритания, Швеция и блок бывших социалистических стран уверены, что торопиться не стоит.

В понедельник министры иностранных дел стран Евросоюза должны выразить сдержанное одобрение действиям России по прекращению огня, но окончательное решение о возможности возобновления переговоров скорее всего будет принято в Брюсселе двумя днями позже на встрече лидеров стран Евросоюза.

"Еще слишком рано говорить об исходе этой встречи. Скорее всего мнения по России разделятся", - сообщило доверенное лицо ЕС.

По информации Reuters.

Пущай деляться, главное, чтобы мнения не размножались…

В. Ющенко: "Не надо прятаться в коноплю!"

Из Киева пишут

Президент Украины Виктор ЮЩЕНКО требует прекратить разговоры о целесообразности досрочных выборов в Верховную Раду и обеспечить их проведение.

«Я убежден, сейчас не надо прятаться в коноплю, не нужно затягивать дискуссию, и в соответствии с Конституцией, у нас есть один способ дать ответ на кризис, сформированный 2 сентября», - сказал В. Ющенко.

Думается, следует добавить, что и в маковые поля уходить не стоит!

Мне рекомендовано обратиться к специалисту...

Дурь человеческая


Позитивно-президентское

Фотофакты из жизни первого лица

воскресенье, 12 октября 2008 г.

Поздравляем!

Вести выборного дня

Роман Абрамович избран депутатом Чукотской окружной думы, набрав на выборах 96,99% голосов избирателей, сообщил РИА Новости представитель Центризбиркома.
По данным ЦИК, в Центральном избирательном округе региона, где участвовал в выборах Абрамович, посчитаны 100% бюллетеней. Его соперник, директор госучреждения "Окружной оздоровительно-образовательной центр детей" поселка Угольные копи Юрий Жаринов набрал 2,32%.
Депутатами чукотской думы стали также двое бывших заместителей Абрамовича, участвовавших в выборах по двум другим округам. Бывший замгубернатора Андрей Городилов в Западном избирательном округе набрал более 90% голосов, другой бывший заместитель Абрамовича Арамаис Даллакян набрал в Восточном избирательном округе более 80% голосов. В обоих округах посчитано 100% бюллетеней.
Довыборы в окружную Думу проводились в связи с тем, что трое депутатов досрочно сложили свои полномочия. Один из них, бывший спикер Василий Назаренко - по состоянию здоровья.

Больше депутатов хороших и разных!

Американское предвыборное...

Согласно опросам Reuters/C-SPAN/Zogby, опубликованным в воскресенье, Барак Обама ушел в отрыв от Мак-Кейна на 6 %.



 

Примечательная статья Reuters

Экономический размышлизм

 

Агентство Reuters опубликовало примечательную статью своего коллумниста Джеймса Стафта по заголовком “Что будет после Большого обвала?” (“What comes after the Great Unwinding?”)

Главную причину кризиса автор видит не в надувании “пузырей” в недвижимости и банковском секторе, а в нерациональном использовании ресурсов, прежде всего трудовых в англосаксонских экономиках.

Спад, по мнению автора, будет длинен и уродлив.

Но коллумнист Reuters не столько анализирует причины “Большого обвала”, сколько размышляет о том, какие изменения в экономике произойдут…

Результатом кризиса станет резкое сокращение фирм, фирмочек и фирмушек, с числом занятых от одного до пяти человек и и производящие такие “нужные” экономике продукты как “мраморные рабочие поверхности”. Такие изыски потребления, с иллюзией, что покупка – это инвестиции, поддерживавшие этих “производителей”,  после “Большого обвала” исчезнут. Исчезнут и всевозможные “тренинговые” фирмулечки, распостранненные в Великобритании, основанные дамочками с положительной агрессивностью.

Экономику США и Великобритании ждет дефляция.

Дефляционные процессы приведут к серьезным изменениям в международной торговле. Автор прямо говорит, что Китай вынужден будет искать другое место сбыта своих товаров, нежели США.

Не обойдет это стороной и Европу (надо полагать, автор имел в виду прежде всего Германию и Францию). В первую очередь это скажеться на автомобильной промышленности и промышленности потребительской электроники.

Полагаю, что тоже можно сказать и про Японию.

Каким боком все это к нам относится?

Есть один очень важный момент в этих рассуждениях. Это – падение китайского экспорта в США. Как следствие – падение темпов прироста ВВП Китая. В мае нефтяные аналитики Merrill Lynch сделали оценку стоимости нефти в привязке к возможной рецессии США, что начинаем наблюдать, и росту ВВП Китая. (Опустим саму судьбу Merrill Lynch, т.к. это не влияет на ценность того доклада, поскольку его признают актуальным большинство аналитиков нефтяного рынка)

Так вот. Сейчас рост ВВП Китая в годовом исчислении близок к 12 %, что с учетом рецессии в США должно соответствовать ценовому коридору 70–90 долл./барель. Что в принципе сейчас и наблюдаем. При падении темпов прироста китайского ВВП до 10 % цена нефти будет находится в корридоре 50 – 80 долл/барель. А вот при темпах прироста ВВП Китая в 7 % цена нефти может опуститься ниже 40 долл./барель.

Надеюсь, понятно, как это связано с Россией. И это при том, что наши поставки нефти в Китай ничтожны. Просто нефть, непотребленная Китаем, обрушит нефтяной, да и газовый рынок. 

Далее. Автомобильная промышленность ЕС. Ее падение неизбежно приведет к снижению потребления российской стали.

И это пока только уже видные последствия для России.

Надо подумать. Что-то не то в нашем, хоть и недатском королевстве. Что-то сделать не успели.

Князь Владимир Федорович Одоевский. Сказка о мертвом теле...

Книжная полка

Князь Владимир Федорович Одоевский (1803 – 1869)

Сенатор, русский писатель, основатель русской фантастической школы (“русский гофманианец”, см.: Passage Ch. E., The Russian Hoffmannists, The Hague, 1963) Философ, педагог, музыковед и теоретик музыки. Один из главных пропагандистов немецкого идеализма в России. Был последним представителем одной из старейших ветвей рода Рюриковичей. Его отец Фёдор Сергеевич происходил по прямой линии от черниговского князя Михаила Всеволодовича, замученного в 1246 году в Орде и причисленного к лику святых.

Замечание публикатора

Князь В.Ф. Одоевский часто употреблял необычные даже для тогдашней пунктуации знаки препинания. Например, “¿”

Сказка о мёртвом теле,
неизвестно кому принадлежащем

 
Правда, волостной писарь, выходя на
четвереньках из шинка, видел, что месяц
ни с сего ни с того танцевал на небе,
и уверял с божбою в том всё село; но
миряне качали головами и даже
подымали его на смех.
Гоголь, в «Вечерах на хуторе»

 
По торговым сёлам Реженского уезда было сделано от земского суда следующее объявление:
«От Реженского земского суда объявляется, что в ведомстве его, на выгонной земле деревни Морковкиной-Наташиной то ж, 21-го минувшего ноября найдено неизвестно чьё мёртвое мужеска пола тело, одетое в серый суконный ветхий шинель; в нитяном кушаке, жилете суконном красного и отчасти зелёного цвета, в рубашке красной пестрядинной; на голове картуз из старых пестрядинных тряпиц с кожаным козырьком; от роду покойному около 43 лет, росту 2 арш. 10 вершков, волосом светло-рус, лицом бел, гладколиц, глаза серые, бороду бреет, подбородок с проседью, нос велик и несколько на сторону, телосложения слабого. По чему сим объявляется: не окажется ли оному телу бывших родственников или владельца оного тела; таковые благоволили бы уведомить от себя в село Морковкино-Наташино тож, где и следствие об оном, неизвестно кому принадлежащем, теле производится; а если таковых не найдётся, то и о том благоволили б уведомить в оное же село Морковкино».Три недели прошло в ожидании владельцев мёртвого тела; никто не являлся, и наконец заседатель с уездным лекарем отправились к помещику села Морковкина в гости; в выморочной избе отвели квартиру приказному Севастьянычу, также прикомандированному на следствие. В той же избе, в заклети, находилось мёртвое тело, которое назавтра суд собирался вскрыть и похоронить обыкновенным порядком. Ласковый помещик, для утешения Севастьяныча в его уединении, прислал ему с барского двора гуся с подливой да штоф домашней желудочной настойки.
Уже смерклось. Севастьяныч, как человек аккуратный, вместо того чтоб, по обыкновению своих собратий, взобраться на полати возле только что истопленной печи, рассудил за благо заняться приготовлением бумаг к завтрашнему заседанию, по тому более уважению, что хотя от гуся осталися одни кости, но только четверть штофа была опорожнена; он предварительно поправил светильню в железном ночнике, нарочито для подобных случаев хранимом старостою села Морковкина, — и потом из кожаного мешка вытащил старую замасленную тетрадку. Севастьяныч не мог на неё смотреть без умиления: то были выписки из различных указов, касающихся до земских дел, доставшиеся ему по наследству от батюшки, блаженной памяти подьячего с приписью, — в городе Реженске за ябеды, лихоимство и непристойное поведение отставленного от должности, с таковым, впрочем, пояснением, чтобы его впредь никуда не определять и просьб от него не принимать, — за что он и пользовался уважением всего уезда. Севастьяныч невольно вспоминал, что эта тетрадка была единственный кодекс, которым руководствовался Реженский земский суд в своих действиях; что один Севастьяныч мог быть истолкователем таинственных символов этой Сивиллиной книги; что посредством её магической силы он держал в повиновении и исправника и заседателей и заставлял всех жителей околотка прибегать к себе за советами и наставлениями; почему он и берёг её как зеницу ока, никому не показывал и вынимал из-под спуда только в случае крайней надобности; с усмешкою он останавливался на тех страницах, где частию рукою его покойного батюшки и частию его собственною были то замараны, то вновь написаны разные незначащие частицы, как-то: не, а, и и проч., и естественным образом Севастьянычу приходило на ум: как глупы люди и как умны он и его батюшка.
Между тем он опорожнил вторую четверть штофа и принялся за работу; но пока привычная рука его быстро выгибала крючки на бумаге, его самолюбие, возбуждённое видом тетрадки, работало: он вспоминал, сколько раз он перевозил мёртвые тела за границу соседнего уезда и тем избавлял своего исправника от излишних хлопот: да и вообще: составить ли определение, справки ли навести, подвести ли законы, войти ли в сношение с просителями, рапортовать ли начальству о невозможности исполнить его предписания, — везде и на всё Севастьяныч; с улыбкою вспоминал он об изобретённом им средстве: всякий повальный обыск обращать в любую сторону; он вспоминал, как ещё недавно таким невинным способом он спас одного своего благоприятеля: этот благоприятель сделал какое-то дельце, за которое мог бы легко совершить некоторое не совсем приятное путешествие; учинён допрос, наряжён повальный обыск, — но при сём случае Севастьяныч надоумил спросить прежде всех одного грамотного молодца с руки его благоприятелю; по словам грамотного молодца написали бумагу, которую грамотный молодец, перекрестяся, подписал, а сам Севастьяныч приступил к одному обывателю, к другому, к третьему с вопросом: «¿И ты тоже, и ты тоже?» — да так скоро начал перебирать их, что, пока обыватели ещё чесали за ухом и кланялись, приготовляясь к ответу, — он успел их переспросить всех до последнего, и грамотный молодец снова, за неумением грамоты своих товарищей, подписал, перекрестяся, их единогласное показание. С не меньшим удовольствием вспоминал Севастьяныч, как при случившемся значительном начёте на исправника он успел вплести в это дело человек до пятнадцати, начёт разложить на всю братию, а потом всех и подвести под милостивый манифест. — Словом, Севастьяныч видел, что во всех знаменитых делах Реженского земского суда он был единственным виновником, единственным выдумщиком и единственным исполнителем; что без него бы погиб заседатель, погиб исправник, погиб и уездный судья, и уездный предводитель; что им одним держится древняя слава Реженского уезда, — и невольно по душе Севастьяныча пробежало сладкое ощущение собственного достоинства. Правда, издали — как будто из облаков — мелькали ему в глаза сердитые глаза губернатора, допрашивающее лицо секретаря уголовной палаты; но он посмотрел на занесённые метелью окошки; подумал о трёх стах вёрстах, отделяющих его от сего ужасного призрака; для увеличения бодрости выпил третью четверть штофа — и мысли его сделались гораздо веселее: ему представился его весёлый реженский домик, нажитый своим умком; бутыли с наливкою на окошке между двумя бальзаминными горошками; шкап с посудою и между нею в средине на почётном месте хрустальная на фарфоровом блюдце перешница; вот идёт его полная белолицая Лукерья Петровна; в руках у ней сдобный крупичатый каравай; вот тёлка, откормленная к святкам, смотрит на Севастьяныча; большой чайник с самоваром ему кланяется и подвигается к нему; вот тёплая лежанка, а возле лежанки перина с камчатным одеялом, а под периною свёрнутый лоскут пестрядки, а в пестрядке белая холстинка, а в холстинке кожаный книжник, а в книжнике серенькие бумажки; — тут воображение перенесло Севастьяныча в лета его юности, ему представилось его бедное житьё-бытьё в батюшкином доме; как часто он голодал от матушкиной скупости; как его отдали к дьячку учиться грамоте, — он от души хохотал, вспоминая, как однажды с товарищами забрался к своему учителю в сад за яблоками и напугал дьячка, который принял его за настоящего вора; как за то был высечен и в отмщение оскоромил своего учителя в самую страстную пятницу; потом представлялось ему: как наконец он обогнал всех своих сверстников и достиг до того, что читал апостол в приходской церкви, начиная самым густым басом и кончая самым тоненьким голоском, на удивление всему городу; как исправник, заметив, что в ребёнке будет прок, приписал его к земскому суду; как он начал входить в ум; оженился с своею дражайшею Лукерьей Петровной; получил чин губернского регистратора, в коем и доднесь пребывает да добра наживает; сердце его растаяло от умиления, и он на радости опорожнил и последнюю четверть обворожительного напитка. Тут пришло Севастьянычу в голову, что он не только что в приказе, но хват на все руки: как заслушиваются его, когда он под вечерок в веселый час примется рассказывать о Бове Королевиче, о похождениях Ваньки Каина, о путешествии купца Коробейникова в Иерусалим, — неумолкаемые гусли, да и только! — и Севастьяныч начал мечтать: куда бы хорошо было, если бы у него была сила Бовы Королевича и он бы смог кого за руку — у того рука прочь, кого за голову — у того голова прочь; потом захотелось ему посмотреть, что за Кипрский таков остров есть, который, как описывает Коробейников, изобилен деревянным маслом и греческим мылом, где люди ездят на ослах и на верблюдах, и он стал смеяться над тамошними обывателями, которые не могут догадаться запрячь их в сани; тут начались в голове его рассуждения: он нашёл, что или в книгах неправду пишут, или вообще греки должны быть народ очень глупый, потому что он сам расспрашивал у греков, приезжавших на реженскую ярмарку с мылом и пряниками и которым, кажется, должно было знать, что в их земле делается, — зачем они взяли город Трою, — как именно пишет Коробейников, — а Царьград уступили туркам! и никакого толка от этого народа не мог добиться: что за Троя такая, греки не могли ему рассказать, говоря, что, вероятно, выстроили и взяли этот город в их отсутствие; — пока он занимался этим важным вопросом, пред глазами его проходили: и арабские разбойники; и Гнилое море; и процессия погребения кота; и палаты царя Фараона, внутри все вызолоченные; и птица Строфокамил, вышиною с человека, с утиною головою, с камнем в копыте…
Его размышления были прерваны следующими словами, которые кто-то проговорил подле него:
— Батюшка, Иван Севастьяныч! я к вам с покорнейшею просьбою.
Эти слова напомнили Севастьянычу его ролю приказного, и он, по обыкновению, принялся писать гораздо скорее, наклонил голову как можно ниже и, не сворачивая глаз с бумаги, отвечал протяжным голосом:
— ¿Что вам угодно?
— Вы от суда вызываете владельцев поднятого в Морковкине мёртвого тела.
— Та-ак-с.
— Так изволите видеть — это тело моё.
— Та-ак-с.
— ¿Так нельзя ли мне сделать милость, поскорее его выдать?
— Та-ак-с.
— А уж на благодарность мою надейтесь…
— Та-ак-с. — ¿Что же покойник-та, крепостной, что ли, ваш был?..
— Нет, Иван Севастьяныч, какой крепостной, это тело моё, собственное моё…
— Та-ак-с.
— Вы можете себе вообразить, каково мне без тела… сделайте одолжение, помогите поскорее.
— Всё можно-с, да трудновато немного скоро-то это дело сделать, — ведь оно не блин, кругом пальца не обвернёшь; справки надобно навести… Кабы подмазать немного…
— Да уж в этом не сомневайтесь, — выдайте лишь только моё тело, так я и пятидесяти рублей не пожалею…
При сих словах Севастьяныч поднял голову, но, не видя никого, сказал:
— Да войдите сюда, что на морозе стоять.
— Да я здесь, Иван Севастьяныч, возле вас стою.
Севастьяныч поправил лампадку, протёр глаза, но, не видя ничего, пробормотал:
— Тьфу, к чёрту! — ¿да что я, ослеп, что ли? — я вас не вижу, сударь.
— Ничего нет мудрёного! ¿как же вам меня видеть? я — без тела!
— Я, право, в толк не возьму вашей речи, дайте хоть взглянуть на себя.
— Извольте, я могу вам показаться на минуту… только мне это очень трудно…
И при этих словах в тёмном углу стало показываться какое-то лицо без образа; то явится, то опять пропадёт, словно молодой человек, в первый раз приехавший на бал, — хочется ему подойти к дамам и боится, выставит лицо из толпы и опять спрячется…
— Извините-с, — между тем говорил голос, — сделайте милость, извините, вы не можете себе вообразить, как трудно без тела показываться!.. сделайте милость, отдайте мне его поскорее, — говорят вам, что пятидесяти рублей не пожалею.
— Рад вам служить, сударь, но, право, в толк не возьму вашей речи… ¿есть у вас просьба?..
— ¿Помилуйте, какая просьба? как мне было без тела её написать? уж сделайте милость, вы сами потрудитесь.
— Легко сказать, сударь, потрудиться, говорят вам, что я тут ни черта не понимаю…
— Уж пишите только, — я вам буду сказывать.
Севастьяныч вынул лист гербовой бумаги.
— Скажите, сделайте милость: ¿есть ли у вас по крайней мере чин, имя и отчество?
— ¿Как же?.. Меня зовут Цвеерлей-Джон-Луи.
— ¿Чин ваш, сударь?
— Иностранец.
И Севастьяныч написал на гербовом листе крупными словами:
«В Реженский земский суд от иностранного недоросля из дворян Савелия Жалуева, объяснение».
— ¿Что ж далее?
— Извольте только написать, я уж вам буду сказывать; пишите: имею я…
— ¿Недвижимое имение, что ли? — спросил Севастьяныч.
— Нет-с: имею я несчастную слабость…
— ¿К крепким напиткам, что ли? о, это весьма непохвально…
— Нет-с: имею я несчастную слабость выходить из моего тела…
— Кой чёрт! — вскричал Севастьяныч, кинув перо, — да вы меня морочите, сударь!
— Уверяю вас, что говорю сущую правду, пишите, только знайте: пятьдесят рублей вам за одну просьбу да пятьдесят ещё, когда выхлопочете дело…
И Севастьяныч снова принялся за перо.
«Сего 20 октября ехал я в кибитке, по своей надобности, по реженскому тракту, на одной подводе, и как на дворе было холодно, и дороги Реженского уезда особенно дурны…»
— Нет, уж на этом извините, — возразил Севастьяныч, — этого написать никак нельзя, это личности, а личности в просьбах помещать указами запрещено…
— По мне, пожалуй; ну, так просто: на дворе было так холодно, что я боялся заморозить свою душу, да и вообще мне так захотелось скорее приехать на ночлег… что я не утерпел… и, по своей обыкновенной привычке, выскочил из моего тела…
— Помилуйте! — вскричал Севастьяныч.
— Ничего, ничего, продолжайте; что ж делать, если такая у меня привычка… ведь в ней ничего нет противозаконного, не правда ли?
— Та-ак-с, — отвечал Севастьяныч, — ¿что ж далее?
— Извольте писать: выскочил из моего тела, уклал его хорошенько во внутренности кибитки… чтобы оно не выпало, связал у него руки вожжами и отправился на станцию в той надежде, что лошадь сама прибежит на знакомый двор…
— Должно признаться, — заметил Севастьяныч, — что вы в сём случае поступили очень неосмотрительно.
— Приехавши на станцию, я взлез на печку отогреть душу, и когда, по расчислению моему, лошадь должна была возвратиться на постоялый двор… я вышел её проведать, но однако же, во всю ту ночь ни лошадь, ни тело не возвращались. На другой день утром я поспешил на то место, где оставил кибитку… но уже и там её не было… полагаю, что бездыханное моё тело от ухабов выпало из кибитки и было поднято проезжим исправником, а лошадь уплелась за обозами… После трёхнедельного тщетного искания я, уведомившись ныне о объявлении Реженского земского суда, коим вызываются владельцы найденного тела, покорнейше прошу оное моё тело мне выдать, яко законному своему владельцу… к чему присовокупляю покорнейшую просьбу, дабы благоволил вышеписанный суд сделать распоряжение, оное тело моё предварительно опустить в холодную воду, чтобы оно отошло; если же от случившегося падения есть в том часто упоминаемом теле какой-либо изъян или оное от мороза где-либо попортилось, то оное чрез уездного лекаря приказать поправить на мой кошт и о всём том учинить как законы повелевают, в чём и подписуюсь.
— Ну, извольте же подписывать, — сказал Севастьяныч, окончив бумагу.
— Подписывать! легко сказать! говорят вам, что у меня теперь со мною рук нету — они остались при теле; подпишите вы за меня, что за неимением рук…
— Нет! извините, — возразил Севастьяныч, — этакой и формы нет, а просьб, писанных не по форме, указами принимать запрещено; если вам угодно: за неумением грамоты…
— Как заблагорассудите! по мне всё равно.
И Севастьяныч подписал: «К сему объяснению за неумением грамоты, по собственной просьбе просителя, губернский регистратор Иван Севастьянов сын Благосердов руку приложил».
— Чувствительнейше вам обязан, почтеннейший Иван Севастьянович! Ну, теперь вы похлопочите, чтоб это дело поскорее решили; не можете себе вообразить, как неловко быть без тела!.. а я сбегаю покуда повидаться с женою, будьте уверены, что я уже вас не обижу.
— Постойте, постойте, ваше благородие! — вскричал Севастьяныч, — в просьбе противоречие. ¿Как же вы без рук уклались или уклали в кибитке своё тело? Тьфу к чёрту, ничего не понимаю.
Но ответа не было. Севастьяныч прочёл ещё раз просьбу, начал над нею думать, думал, думал…
Когда он проснулся, ночник погас и утренний свет пробился сквозь обтянутое пузырём окошко. С досадою он взглянул на пустой штоф, пред ним стоявший; эта досада выбила у него из головы ночное происшествие; он забрал свои бумаги не посмотря и отправился на барский двор в надежде там опохмелиться.
Заседатель, выпив рюмку водки, принялся разбирать Севастьянычевы бумаги и напал на просьбу иностранного недоросля из дворян.
— Ну, брат Севастьяныч, — вскричал он, прочитав её, — ты вчера на сон грядущий порядком подтянул; экую околёсину нагородил! Послушайте-ка, Андрей Игнатьевич, — прибавил он, обращаясь к уездному лекарю, — вот нам какого просителя Севастьяныч предоставил. — И он прочёл уездному лекарю курьёзную просьбу от слова до слова, помирая со смеху.
— Пойдёмте-ка, господа, — сказал он наконец, — вскроемте это болтливое тело, да если оно не отзовётся, так и похороним его подобру-поздорову, в город пора.
Эти слова напомнили Севастьянычу ночное происшествие, и как оно ни странно ему казалось, но он вспомнил о пятидесяти рублях, обещанных ему просителем, если он выхлопочет ему тело, и серьёзно стал требовать от заседателя и лекаря, чтоб тело не вскрывать, потому что этим можно его перепортить, так что оно уже никуда не будет годиться, а просьбу записать во входящий обыкновенным порядком.
Само собою разумеется, что на это требование Севастьянычу отвечали советами протрезвиться, тело вскрыли, ничего в нём не нашли и похоронили.
После сего происшествия мертвецова просьба стала ходить по рукам; везде её списывали, дополняли, украшали, читали, и долго реженские старушки крестились от ужаса, её слушая.
Предание не сохранило окончания сего необыкновенного происшествия: в одном соседнем уезде рассказывали, что в то самое время, когда лекарь дотронулся до тела своим бистурием, владелец вскочил в тело, тело поднялось, побежало и что за ним Севастьяныч долго гнался по деревне, крича изо всех сил: «Лови, лови покойника!»
В другом же уезде утверждают, что владелец и до сих пор каждое утро и вечер приходит к Севастьянычу, говоря: «¿Батюшка Иван Севастьяныч, что ж моё тело? ¿когда вы мне его выдадите?» — и что Севастьяныч, не теряя бодрости, отвечает: «А вот собираются справки». Тому прошло уже лет двадцать.