воскресенье, 5 октября 2008 г.

Про метапроптизол

По итогам 20–го просмотра фильма о профессоре Панафидине

Роман Аркадия и Георгия Вайнеров “Лекарство против страха” широко известен. Он посвящен интересной проблеме — созданию новых эффективных лекарственных средств, в частности психотропных препаратов. Правда, при чтении романа у фармацевтов сразу же возникает множество профессиональных вопросов: какой препарат описан в романе, существовал ли он в действительности, устранял ли чувство страха? Или загадочное лекарство — плод творческой фантазии авторов?

В романе под руководством всенародно известного по фильму “Место встречи изменить нельзя” Шарапова расследуется дело об отравлении участкового милиционера неизвестным веществом, над синтезом которого безуспешно бьется целый научно-исследовательский институт во главе с профессором Панафидиным. В ходе расследования выясняется, что это вещество, обладающее психотропным эффектом и условно названное метапроптизолом, было получено талантливым ученым-одиночкой Лыжиным. Однако сильнодействующее лекарство было у него украдено и использовано в преступных целях.

Эксперт-криминалист, рассказывая следователю о неизвестном веществе, отметил, что оно похоже на аминазин, только его “молекула в шесть раз больше и сложнее”, то есть это вещество — “какой-то тиазин-гигант”. Профессор Панафидин в разговоре со следователем отметил, что “двадцать лет назад доктор Бергер выпустил из бутылки джинна, которому ученые присвоили название “транквилизатор”, то есть “успокаивающий”, “началась эра прямого воздействия химии на психическое состояние человека”. Профессор привел его рациональное название: “Пять-шесть диметиламинопропилиден-десять-семнадцать-дигидрооксибензоциклогептан гидрохлората”. Кроме того, Панафидин уточнил, что оно “похоже на сильнодействующее лекарство триптизол, но, видимо, во много раз сильнее за счет аминовых групп”. Что это за вещество? Загадка авторов. Не будем обращать внимания на опечатку “гидрохлорат”, скорее всего профессор имел в виду гидрохлорид, а вспомним историю создания психотропных лекарственных средств и попытаемся разобраться в структуре этого таинственного препарата — метапроптизола.

Первый эффективный антипсихотический препарат хлорпромазин (аминазин) появился в начале 50-х годов ХХ в. Создание аминазина и других нейролептиков сыграло выдающуюся роль в лечении психических заболеваний и имело большое методологическое значение. В конце 50-х годов прошлого столетия в результате поисков аналогов аминазина были обнаружены первые психотропные препараты, эффективные при лечении депрессий — имипрамин и ипрониазид. Изучение механизма действия ипрониазида показало, что он обладает способностью ингибировать моноаминоксидазу — фермент, вызывающий инактивацию норадреналина, дофамина, серотонина, т.е. основных нейромедиаторов, способствующих передаче нервного возбуждения в ЦНС. При депрессивных состояниях наблюдается нарушение серотонинергической и норадренергической синаптической передачи, поэтому вызываемое ипрониазидом торможение инактивации и накопление в мозге этих нейромедиаторов стали рассматривать как ведущий компонент в механизме их антидепрессивного эффекта. Имипрамин не является ингибитором моноаминоксидазы, но тоже влияет на процессы синаптической передачи в мозге, блокируя обратный захват нейромедиаторных моноаминов пресинаптическими нервными окончаниями, в результате чего происходит их накопление в синаптической щели и активация синаптической передачи. Аналогичным имипрамину механизмом действия обладают и другие трициклические антидепрессанты — десметилимипрамин, кломипрамин, амитриптилин.

В 1952 г. появился и первый транквилизатор, мепробамат (мепротан). Транквилизаторы сразу стали использовать в лечении неврозов, состояний психического напряжения, фобических состояний. Особенно широкое применение транквилизаторы получили в конце 50 — начале 60-х годов XX в., когда была открыта высокая транквилизирующая активность производных бензодиазепина — хлордиазепоксида и диазепама. Эти два препарата положили начало изучению бензодиазепинов и созданию целого ряда высокоэффективных транквилизаторов.

Если обратиться к структуре аминазина, производного фенотиазина, то его рациональное название даже близко не напоминает рациональное название метапроптизола. Судя по названию, метапроптизол не содержит в своей структуре атомов серы, поэтому называть его тиазином-гигантом и сравнивать с аминазином неправильно. Скорее всего, его надо сравнивать с триптизолом, т.е. с синонимом амитриптилина. Рационально амитриптилин называется 5-(3-Диметиламинопропилиден)-10,11-дигидродибензоциклогептена гидрохлорид и действительно напоминает по рациональному названию метапроптизол. Только получается, что молекула метапроптизола составляет как бы половину молекулы амитриптилина и, очевидно, не может быть “во много раз сильнее за счет аминовых групп”, т.к. они такие же, как и у амитриптилина.

Итак, загадочного лекарства метапроптизол не существовало в действительности и вряд ли оно могло обладать антидепрессивной активностью. Это всего лишь авторская фантазия. Но какая блестящая! Как образно описывается действие лекарства на примере царевны Несмеяны из известной детской сказки! Интересно, поверил ли кто-нибудь в чудодейственное лекарство метапроптизол и не обращался ли за помощью к братьям Вайнерам?

В. Карташов,
проф. ММА им. И.М. Сеченова

Комментариев нет: